Russian Ireland

Switch to desktop Register Login

Откуда у парня ирландская грусть?

Почему Николай Гумилев и Зинаида Гиппиус писали об Ирландии, даже никогда там не бывав, а нобелевский лауреат Шеймас Хини думал о России?

О поэтах «Серебряного века» и культурных связях двух стран рассказали директор Ирландского культурного центра в Санкт-Петербурге Андрей Машинян и кадровый дипломат, бывший посол Ирландии в России Филип Макдона.

На чтениях, состоявшихся в дублинской городской галерее Hugh Lane Gallery и в городской библиотеке г. Корка зрители услышали стихи русских романтиков об «Изумрудном острове» и переводы «кельтской» пьесы Николая Гумилева «Гондла» в исполнении автора перевода – Филипа Макдоны. Ирландская волынка в руках Кевина Ровсома придавала действу магический антураж.

Poetry1

«Интерес к Ирландии возник у русской интеллигенции и в творческой среде в начале XX века. Это было связано с несколькими причинами, Британия была ближайшим союзником России и все что там происходило - интересовало, а Ирландия была частью империи. С другой стороны, Британия для русской интеллигенции - самое успешное государство - «передовая монархия». Возможно романтики мечтали о такой для России, а вовсе не о революции» - говорит Андрей Машинян.

Gondla

В центре пьесы Николая Гумилева - конфликт христианского учения, воплощенного в образе ирландского принца и поэта Гондлы, с язычеством воинственных исландцев. Тема «своей смерти», о которой говорит Гумилев, стремления идти навстречу собственной судьбе и гибели - архетипический сюжет, перекликающийся с творчеством ирландских неоромантиков, в частности, с героями пьес Уильяма Батлера Йейтса, которые приносили себя в жертву не ближайшей и видимой цели, а в надежде на перерождение людей — свидетелей этой жертвы. В 1921 году Гумилёв был арестован и расстрелян по подозрению в участии в заговоре, в 1992 году дело было признано сфабрикованным и все осуждённые по делу «Петроградской боевой организации» были реабилитированы. Николая Гумилева восхищала универсальность Йетса, то что он совмещал литераторство с руководством Аббей театра, поддерживал творчество, через него миру узнал Ахматову и Мандельштама»

Звонко звучат строки из стихотворной пьесы в исполнении Андрея в зале городской галереи Дублина:

Там, в Ирландии, жены, как луны,

Мужи ясны, в единстве святом,
Ибо скальдов певучие струны
Не нахвалятся их королем.
Из Ирландии, лавром увитой,
Королевского сына привез.
Гондла вырос, и ныне венчают
Гондлу с Лерой Спаситель и Тор,
Это волки союз заключают
С лебедями спокойных озер.

Далее в пьесе встречаются странные строки, говорящие толи об изменении климата со средних веков, толи, намекающие на незнание островного климата автором:

Но Ирландия — полная чаша
Виноградников, пастбищ и нив.

Gondila

Обложка перевода пьесы Гумилева сделанного Филипом Макдона - элемент фрески Бориса Анрепа в храме Муллингара и портретным сходством Св. Анны и Анны Ахматовой

Англичане, казались русским интеллектуалам чересчур отстраненными не способными к творческому сопереживанию, а ирландцы близкими к нам по духу, отсюда возник интерес С другой стороны, фактор Ирландии - народа возрождающего свою культуру и литературу спустя 7 веков!

По темпераменту ирландско-кельтское возрождение сильно напоминало русским свою собственную литературу и искусство «Серебряного века».

На башне Вячеслава Иванова в Санкт Петербурге где собирались литераторы, художники и поэты того времени прозвучали стихи Йейтса. Зинаида Гиппиус никогда не только не была в Ирландии, но и не соприкасалась с Ирландским, кельтским возрождением до того пока Йейтс не появился в Санкт Петербурге, благодаря стараниям Зинаиды Венгеровой и других символистам заинтересованным таким феноменом что человек и группа людей вокруг него хотят возродить культуру

В 2017 году появляется ее стихотворение «Почему»

О Ирландия, океанная,

Мной невиденная страна!

Почему ее зыбь туманная

В ясность здешнего вплетена?

Я не думал о ней, не думаю,

Я не знаю ее, не знал...

Почему так режут тоску мою

Лезвия ее острых скал?

Как я помню зори надпенные?

В черной алости чаек стон?

Или памятью мира пленною

Прохожу я сквозь ткань времен?

О Ирландия неизвестная!

О Россия, моя страна!

Не единая ль мука крестная

Всей Господней земле дана?

Ассоциативный культурный ряд Российско-Ирландских связей продолжает Филип Макдона:

«Многие россияне знают песню «Вечерний звон» (иногда даже называют ее народной), но немногим известно, что слова к ней написал ирландский романтик Томас Мур, автор пьес и биограф Байрона. В России Томаса Мура считали политическим поэтом:

‘Land of song!’ said the warrior bard,

‘Tho’ all the world betrays thee,

One sword, at least, thy rights shall guard,

One faithful harp shall praise thee!’

В сообщениях Русского посольства в Лондоне, творчеству Мура уделялось отдельное внимание. Более 40 произведений ирландца были переведены на русский язык, в том числе им интересовались Декабристы».

Moore

Памятник Томасу Муру в Санкт Петербурге

Карамзин и Ломоносов занимались переводами ирландских трактатов, пытаясь применить их для решения земельных и религиозных вопросов, актуальных тогда для Российской империи.

Фельдмаршалы Петр Петрович Ласси (он же Питер Лэйси), сподвижник и боевой товарищ Петра Великого и герой войны 1812 года Иосиф Корнилович ОРурк стали частью российской истории.

Ближайший друг Пушкина Петр Вяземский по матери был ирландцем, а музыкант Джон Филд, живший тогда в России знал поэта и даже, говорят, давал уроки его сестре Ольге.

Федор Достоевский оказался на каторге за участие в «Круге Петрашевского» где в том числе изучались работы Даниэла ОКоннелла.

Иосиф Бродский общался с Шеймасом Хини, Хини интересовался Россией он говорил это в своей Нобелевской речи

«Я читал о трагической судьбе Осипа Мандельштама ... То, от чего я тосковал, было способом бегства из зыбучих песков реальности, способом опоры на поэзию для борьбы с безграмотностью»

Далее Шеймас в своей Нобелевской лекции продолжает: «... мы хотим, чтобы стихотворение было не только приятным, но и убедительно мудрым ... Мы хотим, чтобы женщина в очереди в ленинградскую тюрьму, стоя там синяя от холода и страха перед ужасом режима Сталина, обращалась к поэзии Анны Ахматова, чтобы описать это состояние, которое доступно только поэзии».

Позже Шеймас сблизился и стал хорошими другом с учеником Ахматовой Иосифом Бродским.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

All rights reserved. www.russinireland.com 2015

Top Desktop version